16.03.2020Швейцария

Женщина на грани нервного срыва

Женщина на грани нервного срыва

В рамках проекта Ассоциации деятелей русских театров зарубежья «Обратная связь» продолжаем размещать на сайте рецензии на спектакли русских театров зарубежья. На этот раз публикуем рецензию петербургского критика Алексея Исаева на спектакль «Дом Бернарды Альбы» Театра Synthese (г. Устер, Швейцария).

Женщина на грани нервного срыва

«Дом Бернарды Альбы» Федерико Гарсиа Лорка
Театр Synthese (г. Устер, Швейцария)
Постановка, декорации и костюмы — Анжелика Смирнова-Оберхольцер

Название пьесы Лорки явно отсылает к «феминистскому» манифесту Генрика Ибсена «Кукольный дом», наделавшему в своё время немало шума. Но разница глобальна. Если героиня норвежского драматурга, Нора, не желает жить в образе куклы в благополучном мужском мире, то героини Лорки, напротив, как раз туда стремятся, и делят одного мужчину на троих, пытаясь вырваться на волю из паутины общественного мнения. Ибсен дарит надежду своей героине, Лорка — лишает, задавая всей истории высокий трагический тон.

Анжелика Смирнова-Оберхольцер следует этой авторской установке и создаёт герметичный, похожий на готический, закрытый на все замки и щеколды мир, куда на протяжении всего спектакля даже «ветру не будет доступа». Её действие строится по принципу греческой трагедии, где все основные события случаются за пределами сцены. Мы видим только то, что им предшествовало, а также воспоследовавшие последствия. Здесь есть и своеобразный хор в виде страстного фламенко, ритмически выстукиваемого женскими каблуками под взрывные мелодии Висенте Амиго.

Странным образом, но этот спектакль напоминает чёрно-белый мир графических романов, в который лишь иногда вкрапляются насыщенные цветом детали, лишний раз подчёркивая тщательно обесцвеченный дом Бернарды Альбы, которому могут быть доступны только два дополнительных цвета: глубокий синий мир грёз, с властвующей там страстью, жаждущей выхода, и алый мир смерти, на которую эта страсть может толкнуть.

Это женский мир, в котором нет места физическому присутствию мужчин. Есть только их голоса, их песни и их постоянное присутствие в разговорах. Имя им — неотступное всепоглощающее желание.

Это желание — главная эмоция у Лорки, которой пропитана вся пьеса. Но в спектакле швейцарского театра «Cynthese» желание заметно приглушено, оттеснено, спрятано в бесчисленных складках цветных юбок, поверх которых надеты траурные чёрные платья.

На первый же план здесь выступает сжигающая всё до пепла ревность, которая доходит до откровенной ненависти. Она является явной пружиной действия, не всегда способной распрямиться в правильном направлении.

Начать с того, что Бернарда Альба (Анжелика Смирнова-Оберхольцер) на правах матери устраивает своим дочерям настоящую тиранию, обрекая их на восьмилетний траур по отцу и лишая их всех радостей жизни. Забота о чести семьи здесь скорей связана с соседским уважением, чем с гордыней, свойственной главе семейства.

Старшая дочь Ангустиас (Мария Ренч), за которой после потери кормильца числится кругленькая сумма, что делает её желанной партией любого мужчины, на самом деле тихо ненавидит своих сестёр, прикрываясь до поры до времени беззаботностью. Стоило только калеке Мартирио (Александра Туманова), страдающей от тайной любви к её жениху Пеппе, выкрасть у неё его фотографию, как та тут же нажаловалась матери о недостойном проступке родственницы. Младшая же дочь, Адела (Полина Подолько), с которой Пеппе делит любовь, ненавидит вообще всех, особенно мать, которая заперла её начавшую распускаться страсть, в цепи приличия и траура.

Все героини здесь производят впечатление женщин на грани нервного срыва. Кроме, пожалуй, двух других дочерей Бернарды —Магдалена (Татьяна Боголепова) и Амелия (Маргарита Жеребцова), — которые практически выпали из сценической истории, превратившись едва ли не в слуг просцениума. Даже служанки (Анна Магард и Оксана Борисова) оказываются более важными персонажами, выступающими в роли первых сплетниц.

Тем не менее, история о вызревшем бунте вполне складывается. На протяжении всего спектакля он тщательно готовился через разговоры, мелкие стычки друг с другом, сплетни, перемену настроения, демонстративные позы, интонацию. Тягучее ожидание трагического конца к финалу стало всё более и более ощутимым, пока, наконец, не разродилось эмоциональным взрывом, повлекшим за собой самоубийство младшей из дочерей. Этот поступок предопределял конец дома Бернарды Альбы, обреченной вечно скрывать истинные причины смерти, поглотившей в финале этот дом целиком.

Алексей Исаев
Март, 2020 год

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вы можете авторизоваться на сайте через:
    VkontakteYandexGoogle