12.03.2020Бельгия

Елисейские поля

Елисейские поля

В рамках проекта Ассоциации деятелей русских театров зарубежья «Обратная связь» продолжаем размещать на сайте рецензии на спектакли русских театров зарубежья. На этот раз публикуем рецензию московского критика Михаила Пожарницкого о спектакле «Основные цвета» Театра-студии ART-BRUSSELKI (Бельгия).

Елисейские поля

«Основные цвета»
по пьесе «Трамвай «Желание» Теннесси Уильямса
Театр-студия ART-BRUSSELKI (Бельгия)
Постановка - Наталья Белоконская

Начинает спектакль театральный хор. Все персонажи пьесы, кроме главной героини, выстроившись на авансцене, читают по очереди первые реплики пьесы. Помещение, где играют спектакль, имеет значение, оно тоже участвует в спектакле: совсем маленькая, неглубокая сцена, вокруг кирпичные стены, над головами актеров железные балки. Это русские актеры из Брюсселя, играющие спектакль в нетеатральном, подвальном помещении. И это жители Елисейских полей, улицы ведущей в бедный район на окраине Нового Орлеана, космополитичного города в США, в стране эмигрантов.

Уж не знаю, сознательно это было заложено режиссером или само собой проявилось, но с первых же реплик остро чувствуется подлинность. Так бывает, только когда играют «про себя», про «здесь и сейчас», а не «про них», живших давно, более полвека назад в стране, далеко за океаном.

Сразу возникает параллель между Новым Орлеаном 40-х годов прошлого века, где вместе жили выходцы из Польши, латино- и афроамериканцы,  и современными городами Европы, населенными выходцами со всего света.

Оказывается знаменитую пьесу Теннесси Уильямса можно прочитать, как историю миграции - социальной и географической. Пьеса о миграции с Юга на Юг, из старого, аристократического по американским меркам, Юга плантаторов, усадеб, окруженных акрами своей земли, на новый Юг больших городов, где живут моряки, рабочие, шлюхи, в перенаселенный плавильный котел. Спектакль о миграции с Востока на Запад, в Европу из стран бывшего СССР. «Вот и приехали», говорит реплику одна из актрис, а слышится – вот, мы и приехали.

Когда на Елисейских полях появляется новый человек, приезжая в белом костюме, с розовым чемоданом на колесиках, то возникает параллель еще более конкретная. Параллель между историей сестер Дюбуа, Бланш и Стеллы, и эмигрантами из распавшегося Советского Союза.

Сначала приезжает одна, младшая, устраивается, пишет письма и приукрашивает свою новую жизнь, а потом к ней приезжает вторая, которая у себя в стране потеряла работу и жилье. Однако эти Елисейские поля оказывается совсем не такими, как рисовало воображение Бланш, это не Елисейские поля в Париже («не путайте туризм с эмиграцией»).

История утраченных иллюзий. Спектакль подчеркивает ее универсальность.

В спектакле есть замечательная, режиссерская, очень выразительная мизансцена крест-накрест. На сцене две пары. Бланш (Ольга Пискунова) и Митч (Леонид Соловьев) стоят друг напротив друга по краям сцены. Стелла (Ольга Филина) и Стенли (Вениамин Чеботарев) в центре в тесных объятиях, он спиной, а она лицом к публике.

Две сестры совершенно разные и контраст внешнего облика подчеркивает противоположность характеров и темпераментов. Бланш блондинка, стройная, яркая и с громким голосом, она все время говорит, словно пытается заглушить тревогу внутри. Стелла брюнетка, полненькая и больше молчит, потому что не так просто вставить хоть слово в монолог старшей сестры. Две разных судьбы, две разных силы, две противоположных жизненных стратегии.

Одна сестра прогнулась под изменчивый мир, другая пытается сохранить стойкость и все ждет, когда мир под нее прогнется. В исполнительнице главной роли есть замечательное сочетание силы и слабости, стойкости и хрупкости. Она не гнется, поэтому ее можно сломать. Она не вписалась в эту пеструю компанию. В финале на авансцене снова выстроились жители Елисейских полей, их стало на одного больше (Стелла держит новорожденного), последнее слово за Стенли, его игра в покер с судьбой продолжится.

Бланш обречена проиграть, но все же ее аристократическая стойкость вызывает не только жалость, но и восхищение. В этом есть нечто очень привлекательное и символичное, как в постановке пьесы «Трамвай Желание» на русском языке в Брюсселе.

Безумная затея – для нее нет ни актеров, ни публики, ни театра. Но видимо, театральные боги поощряют такие безнадежные проекты, каким-то образом собираются актеры и на сцене возникает ансамбль, появляется замечательная актриса на главную роль, и в неприспособленном помещении рождается настоящий, не развлекательный, содержательный театр.

Михаил Пожарницкий.
Март, 2020 год

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вы можете авторизоваться на сайте через:
    VkontakteYandexGoogle