10.02.2020Казахстан

Аз воздам

Аз воздам

В рамках проекта Ассоциации деятелей русских театров зарубежья «Обратная связь» продолжаем размещать на сайте рецензии на спектакли русских театров зарубежья. На этот раз публикуем рецензию московского критика и блогера Михаила Пожарницкого на спектакль Государственного академического русского театра драмы им. М.Горького (г. Нур-Султан) по роману русского классика Льва Толстого «Анна Каренина».

Аз воздам

«Анна Каренина»
по роману Л.Н. Толстого
Государственный академический русский театр драмы им. М.Горького  (г. Нур-Султан, Казахстан).
Постановка - Агнюс Янкавичус.

Очень радикальная, не-хрестоматийная, авторская версия романа поставлена режиссером из Литвы Агнюсом Янкавичусом, который проявил здесь все сильные стороны национальной театральной школы - яркое образное мышление, современные постановочные приемы и многослойный содержательный план с продуманной структурой.

Спектакль получился и зрелищным, и глубоким. Режиссерским, но также и актерским, поскольку актеры с большим успехом освоили непростые, не-бытовые правила игры, рваный ритм и экспрессивную подачу текста с атакой на зрительный зал.

Как раз с такой атаки спектакль очень эффектно начинается. Двое ведущих, два бесенка, обсуждают последние сплетни и сразу вводят зрителя в тему, в эпицентр скандала. Парный конферанс прекрасно разложен на номера. Когда ведущие стоят по углам сцены, Сергей Маштаков играет первым номером, рассказывает, а Санжар Рахимов -  вторым слушает и поддакивает. Когда же  они сходятся вместе, то слипаются в одно существо. Дуэт и пластически очень выразителен - астеник и пикник, у одного костлявая рука и козлиная бородка, а у другого напомаженные вихры и тугие щечки. В программке они  именуются «сплетники и истинные христиане», толстовская критика великосветского христианства доведена до самой крайней степени гротеска.

Когда авторский текст передан самым ничтожным из персонажей, это усиливает ироническую дистанцию. К тому же их речь усилена нарочито грубой, современной лексикой («сука», «шайтан»), что сразу задает рамки очень экспрессивной театральной игры наотмашь.

Структурное мышление режиссера проявилось и в том, что остальные персонажи также объединены в контрастные пары.

Комическую пару антагонистов составляют эксцентричный простак Стива (Александр Корженко) и тетушка-ханжа Лидия (Нина Дроботова), в первом случае больше юмористических красок, во втором сатирических.

С предельной экспрессией играют главные мужские роли  Роман Чехонадский (Каренин)  и Максим Ященко (Вронский). Один темный, мрачный, резкий. Другой светлый и пылкий. При этом Вронскому приданы также некоторые черты Левина, а в Каренине сыграна значительно более сильная душевная драма, что сближает его с Анной. Режиссер не случайно соединяет их вместе в финальной мизансцене.

К главной героине отношение режиссера тоже очень неоднозначное.  Очень сложный образ создает Светлана Фортуна: рвущаяся на волю женственность и, оборотная сторона, -  истеричность, эмансипированность, и, оборотная сторона, - самовлюбленность. В каждой сцене она другая, а часто и внутри одной сцены переходит от веселой болтовни к переживаням человека глубоко несчастного.

Контрастную пару к Анне составляет е подруга Долли. Но тут контраст также и ко всем остальным персонажам спектакля, ко всему обществу. Оксана Бойко (Долли) вносит в этот взрывной спектакль ноту покоя.  Мягкая манера игры, душевность, удивительно ровный, золотой  характер - образ получился очень цельный. Создать его помогли и художник по костюмам (материя золотистая, атласная) и худоник по свету (свет на нее направлен всегда особенный, теплых золотистых тонов) и режиссер, давший ей единственной статичные мизансцены, всегда чуть в глубине, в то время как все остальные постоянно выбегают и кричат в зал.

Выбрав из романа только то, что укладывается в концепцию, режиссер проявил очень высокую степень вмешателства в авторский текст, в авторскую интонацию Толстого. Режиссер не хранит верность ни букве, ни духу, ни сюжетной линии. Из всего текста книги режиссер воспроизвел в спектакле с точностью только знаменитый эпиграф из Евангелия - «Мне отмщение и Аз воздам». Этот эпиграф почти постоянно присутствует на сцене, но не в виде банальной надписи-титра. Найден театральный, визуальный эквивалент – икона, образ Христа-Вседержителя с древней фрески, образ более суровый, чем милосердный. Он взирает на происходящее «в наши дни» откуда-то из глубины веков и сверху, будто из-под купола церкви. Смотрит и на святош, и на грешников как высший судия.

Вот и взгляд режиссера тоже сверху и на общество - сатирический, и на главных героев - скорее сочувственный, но без малейшей сентиментальности.

Трезвый взгляд на любовный треугольник, из которого нет выхода, ни юридического, ни религиозного.

Михаил Пожарницкий,
Февраль, 2020 год

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вы можете авторизоваться на сайте через:
    VkontakteYandexGoogle